О старых и современных методах тренировки боевых искусств; что же такое ушу и из каких компонентов состоит; о том, что тренируется «внутри» и что «снаружи»; почему некоторые люди, занимающиеся боевыми искусствами, пасуют  перед предложением о поединке;  как достичь высокого уровня в тренировках и о том, как найти истинного учителя.

Интервью с Мастером Хон Чжитхиенем, хранителем стиля «чуодзяо фаньцзицюань».

Посвящается всем, кто ищет Истину …

Хон Чжитхиень (возможно произношение — Хун Чжитянь) родился в 1946 году. Летом 1963 года поклонился Мастеру У Биньлоу и стал его учеником. Унаследовал полную передачу традиции по школе «чуодзяо фаньцзицюань» (возможно произношение – чоцзяо фаньцзицюань). Хон Чжитхиень живет в Пекине, часто ездит в Европу обучать традиционному ушу и нэйгун. У него много учеников в Китае, Европе и других регионах.

Хон Чжитхиень:

Я практикую «чуодзяо фаньцзицюань». Раньше люди просто называли это «чуодзяо» (возможно произношение – чоцзяо) или «дзиоу фань юаньян дзяо» (возможно произношение – «цзю фань юаньян цзяо» (перевод с китайского — «Девять парных ударов ногой с поворотами»)). В древние времена этот стиль также называли «дзиоу чжицзи» (возможно произношение — цзю чжицзы (перевод с китайского — «Девять ветвей»)).

В мире ушу этот стиль хорошо известен как яркий пример китайских «северных ног».

Это один из стилей, где руки и ноги используются одновременно.

В отличие от старых времен в современных методах обучения традиционным навыкам ушу (кунгфу) — не имеет значения, к какой школе они принадлежат, — появляются некоторые весомые различия. Они больше не идентичны старым  и, как правило, имеют гораздо меньше содержания. Некоторые вещи были попросту забыты. Многие методы также стали намного проще. Наше современное поколение использует ушу как средство физического развития. Большинство практикующих ставят укрепление здоровья в качестве основной цели.

В отличие от современной системы образования с бесконечным количеством дисциплин, в Срединном государстве (а именно так назывался Китай) было только два предмета: военный («У») и гражданский («Вэнь»). Люди могли достигать высоких знаний и умений в каждом из них. И только если «Вэнь-У» — гражданские и военные навыки  были на высоком уровне, человек мог быть отдан на службу императорскому дому.

Было только две эти дисциплины. Если в военном («У») какой-либо человек мог достичь значительного уровня, то после экзаменов или с достижением известности и славы он мог поступить на службу к императору. С гражданским («Вэнь») было также. Сюцай, цзюйжэнь, цзиньши и прочие чины также служили императору.

Поэтому мы должны признать, что в старые времена Императорского Китая ушу было очень важной дисциплиной.

В настоящее время при сдаче экзаменов на пост чиновника во всем этом уже нет необходимости. Но в старые времена, в эпоху холодного оружия, всем, особенно включая армейских офицеров, было приказано изучать боевые искусства. Надо было понимать военное дело. Кроме того, необходимо было знать «бин-фа» — искусство войны. С этой точки зрения, изучение боевых искусств в старые времена было более скрупулезным. Это согласно тому, что я слышал, а также моему опыту тренировок в боевых искусствах.

Так что такое ушу?

Независимо от того, какой стиль или школа, перво-наперво каждый должен улучшить себя в «дзи-шу» (技术 jìshù). «Дзи-шу» означает искусство боя, точнее говоря, искусство самообороны. Не будешь же ты каждый день вести бои с людьми, не правда ли?! Но всегда нужно уметь защитить себя!

Второе требование заключалось в красоте, в искусстве, что мы называем «и-шу» (艺术). Однако эта красота не означала исполнение какой-то особенной формы для того чтобы рабовать глаз, а была связана с изящными и живыми, т.е. реально быстрыми (проворными) и сильными движениями.

К тому же существовал и лечебный эффект  — «и-лиао» 医疗. То есть с помощью практики укрепления тела и увеличения силы люди могли излечить себя от болезней или даже избежать их, тем самым достигая долголетия.

Поэтому в свое время мой Учитель писал, что ушу состоит из трех компонентов: «дзи-шу» (技术 jìshù) — искусство самообороны, «и-шу» (医术 yīshù) — искусство врачевания, и «и-шу» (艺术 yìshù) — искусство настоящей красоты.

«Дзи-шу» различных стилей и школ.

Мы все должны признать, что сейчас очень мало людей, которые прилагают должные усилия, чтобы овладеть этим…

В древние времена у каждой школы был свой арсенал технических приемов и способов проведения боя. Так как с уходом эпохи холодного оружия больше не было необходимости во всех этих знаниях приемов ведения войны, ушу по большей части превратилось в свободную дисциплину тренировки тела и укрепления здоровья. Содержание раздела «дзи-шу» также значительно уменьшилось.

Поэтому, практикуя ушу, мы должны стремиться овладеть «дзи-шу», содержание которого, на самом деле, очень обширно.

Если говорить исходя из традиционных методов обучения, прежде всего, мы должны начать с «дзи-нэн», что означает технические возможности, которые присутствует у наших рук и ног. Вообще всё с головы до пят — голова, плечи, локти, руки, бедра, колени, стопы — имеет свои технические возможности «дзи-нэн».

В настоящее время, несмотря на то, что в каждом парке много людей изучают боевые искусства, сущность искусств изменилась. Больше никто не обращает внимания на следование этим вещам.  Но ведь все это служит исключительно достижению цели защиты человека и цели самообороны. Почему сейчас многие люди, ежедневно тренируясь в парке, при встрече с агрессией даже сами себя защитить не могут?

На самом деле причина кроется в самом простом — у них нет «дзи-шу»! Они просто гоняются за формами, современными шаблонами.

Сюда можно включить и некоторые виды традиционного ушу, а также некоторые по-новому созданные вещи, как правило те стили, что были созданы в последние несколько десятилетий. Так что некоторые движения всего лишь… Э-э-э…

Давайте посмотрим на это со стороны искусства красоты, «и-шу» (艺术 yìshù), одного из трех главных компонентов. Что же мы  подразумеваем под этим? «И-шу», на самом деле, означает подвижность, так называемая «лин-дон» (возможно произношение — «лин-дун»), — т.е. все наше тело, как и его отдельные суставы, становится более подвижным.

Поэтому, если нам необходимо представить наше мастерство или чтото исполнить, мы должны сделать это идеально и в совершенстве.

Это включает в себя руки, глаза, тело, шаги, — то, что на китайском языке называется «шоу-йен-шеньфа-бу». Т.е. наши руки должны быть быстрыми и сильными, ноги проворными и укорененными, тело должно наполниться силой, взгляд должен быть уверенным и сознание спокойным и непоколебимым… Как только все эти составляющие приходят к гармоничному единению, то становятся разновидностью «мэй» (изящество, красота).

То есть все становится лучшим, и наши движения начинают быть очень естественными!  Все это очень отличается от недавно вошедших в моду сальто и прыжков на 360, 540 или 720 градусов. Так что во аспектах настоящее ушу отличается от танца или от театральной оперы.

Другие дисциплины, такие как танец или опера, имеют свою собственную красоту «мэй», относящуюся к искусству. Искусству, которое вызывает у людей симпатию и радость, которое превращается в представление для зрителей и вызывает их восторг.

«И-шу» (艺术 yìshù) в ушу помогает нам вывести наше боевое искусство «ушу» на более высокий уровень, который называется “у-и”, вызывая тем самым радость в нас самих, а не развлекая этим  праздного зрителя.

То есть две совершенно разные цели. Поэтому все содержимое, к которому сейчас стремятся в ушу, а именно, совершенное владение формами, едва ли существовало в старые времена.  Просто невозможно, чтобы во время боя мы внезапно застыли в позе после удара… Это не кино и не телевидение. В последнем все, что вы можете сделать, очень преувеличено: готовность к позе, энергетические удары… В реальном бою у нас ничего такого нет.

Поэтому в традиционном ушу люди стремятся объединить «шоу-йен-шеньфа-бу» (руки, глаза, тело, шаги), чтобы обычное кулачное искусство («цюаньшу») возвести до стадии воинского искусства «у-и». В этом заключается истина!

Возвращаясь к «дзи-нэн» (технические возможности)… Раньше мы говорили: “Если ты каждый день простужен, худой как хворостинка, с порывом ветра на ногах устоять не можешь… Что еще ты можешь сказать?

И речи быть не могло о том, чтобы противостоять кому-то в бою… Поэтому нельзя всего лишь выучить [кулачные] формы или сложный комплекс с мечом, что большинство людей сейчас и делают. Они берут меч, размахивают им из стороны в сторону и говорят, что они тренируют боевое искусство. На самом деле, такой вид активности не имеет никакого отношения к традиционному ушу. Совершенно никакого!

В практике ушу, если есть только это, если люди тренируют только «дзя-цзи», что значит «форма», «внешнее», то проку от такого ушу никакого. Нуль!

Только если есть «ци-ли», я имею в виду, если вы развиваете «ци-ли», что можно перевести как дыхание/энергия и сила, только тогда вы можете начать строить внешнее — «дзя-цзи», которое будет иметь гарантию качества и силы, и только тогда отработка формы может иметь смысл. В противном случае ваше кунгфу будет бесполезным. Или как говорили раньше — грош цена такому кунгфу.

Сейчас не важно, какой вид спорта взять для примера, если есть противостояние (состязание, поединок), то обязательно наличие «ци-ли». Будь то «шуайдзяо» — традиционная китайская борьба, западный классический бокс или любые другие виды борьбы, каждый из них должен иметь достаточный уровень «ци-ли» и «тхи-ли» (физическая сила). В этом заключается основное различие между старыми и современными методами практики кунгфу.

Раньше люди говорили «ци-ли» — энергия и сила, теперь они говорят  «тхи-нэн» — физические способности. Таким образом, в методах тренировки также появились некоторые различия.

Сколько видов тренировки «ци-ли» вы знаете? Ранее, например, когда сдавали экзамен на воинские должности, нужно было уметь обращаться с 30-килограммовой алебардой, или даже 40 или 45-килограммовой. Нужно было не только просто поднять ее над головой, но и исполнить с ней некоторые движения. О чем это говорит? Экзаменовалась наша сила.

training QI Li

Или взять, например, верховую езду или стрельбу из лука. Люди брали лук и испытывались в стрельбе. Если кто-то не мог даже тетиву натянуть, вопрос о вступлении этого человека на какую-либо должность или о получении им какого-то звания  даже не рассматривался. Сейчас эти упражнения не уместны, так как таких экзаменов уже не существует. Поэтому чем дальше, тем проще это становится; что-то было забыто, что-то было добавлено. То есть все это превратилось в некоторый вид физической активности на досуге.

На самом деле, все это, внешне похожее на ушу, однако на практике не имеет ничего общего с ушу.

Поэтому при изучении боевых искусств для развития «тхи-нэн» — физических способностей — существует много способов. В юности, когда я был маленьким, мы использовали «ши-суо» (каменная гиря) для развития физической силы. Мой предыдущий дом был расположен очень близко к старой городской стене. Мы вытаскивали из нее кирпичи и превращали их в «ши-суо», весом до 20 килограмм, и использовали их для тренировки наших мышц. Например, когда мы тренировали «чжаньчжуан»  (стояние столбом), мы делали глиняные шарики и во время стояния сжимали их нашими пальцами рук. Все это и многое другое было предназначено для тренировки нашей силы.

Если нет силы в наших руках, нет силы в наших ногах, если мы не можем стоять устойчиво, тогда о каком поединке мы можем говорить?!

После этих упражнений мы занимались бегом. Во время моего ученичества мой Учитель У Биньлоу, которому к тому времени было уже почти семьдесят лет, никогда не обращал внимания на время года. Он всегда вел нас по утрам бегать по парку «Цзин-шань». Еще до того, как были открыты ворота в парк, мы обычно делали три круга. Один круг был около 2000 метров, поэтому это  в сумме составляло около 6-7 километров. После открытия ворот парка, мы вбегали, и Учитель бежал с нами еще шесть кругов вокруг горы внутри парка. На последнем круге мы бежали от южных ворот вверх на гору к беседке и затем вниз на другую сторону. Только после этого мы могли начать нашу обычную тренировку. Таким образом, таким поведением наш Учитель постоянно вдохновлял нас развивать в себе «ци-ли» и «тхи-ли» (физическая сила). В то время никто не использовал термин «тхи-нэн» (физические способности).

Теперь, вспоминая, как это было, и, сравнивая это с тем, что мы имеем сейчас, я замечаю, что многое пришло в упадок. Сейчас ритм  нашей жизни очень быстрый! Люди больше не стремятся к достижению целей старыми методами. В результате в наследии и традиции многое было забыто и потеряно. Было кое-что еще.

Я уже говорил вам о «дзи-шу».  Об «и-шу» (艺术 yìshù) тоже. Было кое-что еще — «и-шу»  (医术 yīshù) — искусство врачевания. Когда я был молод, я изучал не только боевые искусства, «у-гон»  (возможно произношение – «у-гун»), но также и медицину, «и». Моим главным предметом изучения было лечение травм, а также традиционная акупунктура и прижигание. Мы, потому как занимались боевыми искусствами, не могли избежать травм. Вывернул ли ты сустав, ударился, поранился… Все это было связано с травмами связок и костей. Мы должны были знать как лечиться, знать лекарства и как готовить рецепты.

Также в дополнение к упомянутому ранее, какую еще цель мы ставим перед собой? А именно, через процесс совершенствования себя во время занятий «нэйгун» (возможно произношение – «нэйгон»), что переводится как «внутренняя работа», мы закладываем фундамент для будущего мастерства. Поэтому в старые времена в ушу существовало понятие внутренних и внешних методов. Под этим не подразумевались внутренние или внешние стили ушу. Не было подобного разделения. В нашей школе нет несведущих в этом вопросе. Тем, кто практикует наш стиль, в особенности не разрешается упоминать «нэйдзя» (возможно произношение – «нэйцзя») или «вайдзя» (возможно произношение – «вайцзя») — внутренние или внешние школы.

Мы только говорим о том, что мы тренируем «внутри» и «снаружи», а затем изучаем, как это можно объединить в одно.

Например, наши «внешние методы» — «вай-фа», я имею в виду то, что мы видим снаружи, со стороны. А именно, наше мастерство, «дзи-шу», оно хорошо видно всем. Например, мы можем упомянуть технику одиночной руки (одиночную технику рук), где «тси», «луо», «цзуань», «фань», «бэн», «чжуань», «хэн», «шу» – это 8 основных принципов. Хорошо или плохо это выполнено, добросовестно или нет, соответствует форме или нет — со стороны все это хорошо видно. То есть, если человек понимает ушу, то конечно же он все это увидит. Не разбирающийся так и останется праздным зрителем. Аналогично с нашими техниками ударов ногами. Здесь тоже существует восемь основных принципов в тренировке, а именно: «тсиен», «хоу», «цзуо», «йоу», «гао», «ди» и т.д. Все это – базовые понятия для освоения наших техник и полностью охватывают весь раздел.

Во «внутренних» практиках нашей целью является освоение «сань-дзин» — трех канонов. Точнее говоря, тренировка согласно их методам. Эти 3 канона включают «и-дзинь-дзин» (возможно произношение – «и-цзинь-цзин»), «сюе-дзинь-дзин» (возможно произношение – «сюе-цзинь-цзин») и «шуэй-дзинь-дзин» (возможно произношение – «шуэй-цзинь-цзин»).

Первая практика направлена на «переодевание». Это означает укрепление нашего тела извне. Наше тело можно сравнить с машиной. Если каркас автомобиля сделан из бумаги, он будет бесполезен после первого же столкновения. Если он изготовлен из металла или чего-то прочного, то при столкновении внутренние части машины не пострадают.

Наши внутренности похожи на людей, сидящих в машине. В случае бумажного каркаса, при первом столкновении, вероятно, никто не выживет. То есть практикой «и-дзинь-дзин» мы укрепляем нашу внешнюю форму, тем самым защищая наши внутренние органы от повреждений. Если наше тело получает удар, это не влияет на внутренние органы. Проще говоря, с помощью «и-дзинь-дзин» мы укрепляем физическое тело снаружи.

Чтобы укрепить его изнутри, мы используем практики «сюе-дзинь-дзин» и «шуэй-дзинь-дзин». Для внешнего развития мы фокусируемся на «прочности». Одновременно с этим нам нужна «подвижность». Я снова воспользуюсь примером машины. Из какого количества деталей она состоит? Из множества. Если они находятся не в нужном месте и не слишком хорошо отлажены, вполне вероятно, что такая машина окажется бесполезной. Если каждая деталь в порядке, то машина сама по себе подвижна и послушна в управлении. Проще говоря, не будет никаких помех при движении. Таким образом, мы также достигаем состояния, когда в наших действиях нет ограничений, все происходит естественно и свободно. Это цель первого метода практики. Остальные же 2 метода… Прежде всего — это прежденебесная и посленебесная энергии.

Если говорить о человеке, то в первую очередь нужно упомянуть о желудке и селезенке. Если они находятся в хорошем состоянии и еда здоровая, то и пищеварительная система тоже будет здоровой. Это обеспечивает нам питание нашего тела. В этом главная цель практики «сюе-дзинь-дзин», так как кровь порождает энергию «ци». Что касается «шуэй-дзинь-дзин»… «Шуэй-дзинь-дзин» соответствует концепции 12 каналов и коллатеральных сосудов в китайской медицине. Если нет ничего препятствующего или блокирующего…

Почему, например, у многих людей сейчас образуются кровяные тромбы? Липиды повышены, что является причиной образования сгустков. Заблокировано, засорилось — все это приводит к одному — к болезни. Там, где есть преграда, скорее всего, есть проблема. Если в нижних конечностях есть препятствия, вероятно, будут проблемы с движением. Если в нервах голосового аппарата есть препятствия, то будут проблемы с речью, если в нервах глазного яблока — со зрением. Очень важно понимать это! Внутри должно быть чисто.

Мы говорим «тсин-сю», где  «тсин» означает «чистый», «аккуратный», «опрятный»; «сю» означает «пустой», отсутствие чего-либо там. Нам нужно устранить внутреннее «загрязнение». Как только мы сделаем это внутри, то внешнее тоже будет изменено. То есть внутреннее и внешнее становятся наполненными и процветающими.

После этого наше движение, наше искусство боя становятся неподражаемыми.

Почему некоторые люди, занимающиеся боевыми искусствами,  как только слышат предложение о поединке или обмене опытом, сразу же ставятся в тупик, пасуют  и не могут ничего сказать? В этом нет ничего загадочного. Они просто не понимают ушу. Практикующие ушу не боятся сражаться, не боятся проиграть. Только если мы готовы проиграть, у нас есть шанс на постепенный рост, и в нашей практике может быть успех.

Сейчас люди, изучающие ушу, любят больше говорить или писать статьи — все на бумаге. Многие Мастера ушу не лучше. Все они мастера; все имеют высокие ранги «дуань-вэй». Но их ранг ничего не значит. Уровень мастерства не может быть продемонстрирован со взмахом кисти. Высокие ранги еще не означают высокое умение в «кунгфу».

Продолжая говорить, есть люди, крестьяне или кто-то, кто просто живет высоко в горах … Однажды я встретил одного из них. Он ничего не знал в науках, но в то же время обладал высочайшим мастерством. Вы скажете: «Это невозможно! У него не может быть такого кунгфу!» Но у него оно есть. Спросите его, какой у него ранг «дуань-вэй». Даже ни одного! Попросите его написать что-нибудь, и он, вероятно, и иероглифов-то не знает. Но он всей душой и всем сердцем отдал себя учению и тренировкам.

Мы привыкли думать, что неграмотность — это плохо. На самом деле неграмотность также имеет свои преимущества, но только необходимо знать, какие именно. Поэтому нельзя утверждать, что если есть образование во многих науках, то человек действительно специалист высокого уровня. На самом деле вероятность такой идеи очень мала. Что сказать, сейчас существует так много искаженных представлений. Вот одно из них: многие люди считают, что чем выше ранг «дуан-вэй», тем выше мастерство; чем выше образование,  тем лучше «кунгфу».

Я лично не согласен. Первый не может представлять все остальное. Если человек обладает красивым слогом, пишет умные статьи, его мастерство ушу не обязательно так же хорошо. Например, известный писатель Дзинь Юн. Его романы о боевых искусствах исключительно хороши. Станете ли вы утверждать, что он настоящий мастер ушу? Я думаю, что это вряд ли. Он просто образованный человек, и касательно его учености нет никаких сомнений.

Утверждать, что один человек в любой из областей науки может быть экспертом, это не верно. Писатель всегда будет писателем, политик — политиком… Кто-то может сказать, например, что ученый может создать ядерное оружие в одиночку? Возможно ли, чтобы один человек мог делать такие вещи? И какая польза от всего этого только для одного?  Или посмотреть на проблемы современного мира и современного человека. Неужели проблем стало меньше? В таком случае меньше бы стало психологов, врачей… Подумайте об этом.

Поэтому я утверждаю, что к любому предмету мы должны относиться очень серьезно. Только те, кто серьезно относится к тренировкам, могут рассчитывать на достижение мастерства, к которому они стремятся. Что же касается того, кто не тренируется, боится трудностей, о каком мастерстве у него может идти речь!

Сейчас есть другой вид личностей (деятелей), окруженных большим количеством учеников и последователей. Один из этих «знаменитых» мастеров однажды сказал мне: «Вот мы с тобой через некоторое время увидим, у кого будет больше последователей. Через несколько десятилетий, даже через сто лет, у кого будет их больше, этот человек станет самым выдающимся человеком». После этих слов я прямо растерялся. Поистине удивительная вещь получается! Он учит. Он окружен последователями. Возможно, через несколько поколений их число достигнет сотен тысяч. И все они будут говорить об его учении. Вот так фальшивое и оборачивается истинным. Поверьте мне, в наши дни ложь изобилует.

В ушу, как и в любой другой науке, нам нужно сосредоточиться, иметь истинную целеустремленность. Успех требует тяжелой работы. Здесь не сработает, если мы используем связи с общественностью или знакомых, чтобы устроить себе хорошее положение.

У каждого человека ежедневно есть только 24 часа, семь дней в неделю. Все равны в этом смысле. Можно ли отнять время у одного и отдать другому? Может ли время первого уменьшиться, а время второго увеличиться до 28 часов? Все это фантастика.

Человеческий опыт ограничен во времени. Ничто не может изменить это. Кто-то может стать первым в одной из наук, но в то же время быть лучшим в чем-то другом невозможно.

Что я хочу сказать? Говоря об ушу, я имею в виду не только практикующих в Китае. В мире многие люди искренне стремятся достичь совершенства в этой области. Но, как выясняется, люди видят,  что это всего лишь преходящая мода в самом Китае. Каждый год я путешествую в Европу преподавать. Во время этих визитов я заметил, что мастеров ушу, которые посещают Европу чтобы преподавать, становится все меньше и меньше. Не то, что десять лет назад! И это очень резко бросается в глаза. К тому же я понял, что не так-то и много людей, которые хотят заниматься китайскими боевыми искусствами. Люди утверждают, что китайское ушу – зрелище эффектное, но не эффективное.

Вместо этого в моду вошли другие боевые искусства, такие как бразильское джиу-джитсу, муай тай, каратэ, тхэквондо, крав-мага, какието современные созданные стили… Каждый раз во время путешествий я встречал разочаровавшихся в ушу людей. Общаясь с ними, я понял, что это произошло только потому, что их желание изучать китайское ушу не оправдалось из-за их учителей. Я не скажу, что их учителя намеренно обманывали их. Они учили своих учеников так же, как они тренировались сами. Вы же не скажете, что люди изменились? Мы можем только сказать, что причина кроется в изначальном непонимании. Это касается как иностранцев, так и китайцев, ситуация одинаковая.

Здесь, в Китае, каких только учителей или «кунгфу» вы не найдете! Поэтому многие практикующие после двадцати-тридцати лет обучения приходят к аналогичному выводу (подобному заключению), а вместе с тем и к разочарованию. После многих лет тренировок вдруг понимают, что они ничего не добились. Вы можете сказать, что они не сильно старались. Еще как старались! Все дело в профессиональной квалификации учителей. Неважно, о чем мы говорим, даже о нашей футбольной команде. Почему она не может подняться в рейтинге? Мы даже пригласили иностранного тренера для этого. А баскетбол? К чему это я клоню?

Все это наводит на мысль о проблеме преподавания и профессионального уровня учителей. Если мы сможем достичь относительно высокого уровня учителей, их ученики также смогут достичь высокого уровня знаний. Это будет происходить естественно. Если уровень преподавателей будет желать лучшего, у их учеников тоже не будет ничего. Это соответствует фразе, которую мой учитель сказал мне однажды: «если учитель не понимает, ученик останется глупым».

То есть, если учитель ничего не понимает, как его ученик может стать знающим человеком? Если он не превратится в дурака, это уже будет хорошо. Следовательно, мы должны сказать, что нам нужны более мудрые люди, потому что мудрый человек, который понимает людей, всегда будет пытаться найти мудрого учителя. Поэтому в древние времена люди любили говорить: «мудрый человек может найти учителя и после этого достичь знания».

Глупый, бестолковый человек тратит свое время впустую. Вы скажете, возможно, его учитель не обладает достаточным уровнем знаний. Отвечая на этот вопрос, я вспоминаю время моего ученичества и наставления моего Учителя. Он говорил, что при выборе учителя нужно учитывать как минимум три поколения. Это значит, посмотрите, кем были его учителя и кем приходится он для учителя.

Если он действительно гордится о тех, кто наставлял его, если действительно был хорошим учеником мастеров, он упомянет их раньше, то не сомневайтесь в выборе его в качестве учителя. Если все это всего лишь пустая болтовня, то обращать на него внимания уже не нужно. Мой Учитель учил меня именно так.

Что теперь? Повстречал в парке кого-то, делающего некое упражнение, и немедленно поклонился ему. Тому-то только в радость. Он уже стал учителем, появился ученик. Все выглядит просто. Также верно и то, что и в древние времена в мире ушу было достаточно ответвлений от истинного.

Я не хочу сказать, что сейчас в Китае больше нет хороших навыков ушу, я имею в виду боевые навыки. Есть много хороших учителей, школ и их последователей. Они всегда будут заниматься самосовершенствованием и всегда будут учить своих учеников. Ведь именно эти люди и дают возмоность Миру увидеть настоящее лицо УШУ, его эффективность, силу, полноту и краосоту.  И вряд ли у них будет достаточно времени для участия в каких-либо публичных мероприятиях или организациях. Последнее вряд ли возможно. Поэтому для того чтобы изучать настоящее ушу надо как следует понимать сложность в поиске учителя.

Таким образом, все вышесказанное об изучении боевых искусств и методах тренировки, о том, что тренируется «внутри» и что «снаружи», как все это связано и что является основой всего этого, — все это связано с нашим разумом. В первую очередь нужно говорить об умственных способностях. Если наш ум находится в хорошем состоянии, то старение нашего тела замедляется, наши способности (потенциал) увеличиваются, мы становимся мудрее.

Поэтому, практикуя кунгфу, даже при обучении «внутренним» практикам, люди говорили: «Если окружение не соответствует, вы не можете должным образом использовать и сохранять знания».

Это и есть то, в этом и заключен главный смысл.

Автор перевода Мэй Ли

Поделитесь этой статьей в социальных сетях: