Интервью с монахом Ши Янцзы:

Фотография монаха шаолиня

Как становятся монахом Шаолиня?

   Ши Янцзы: Довольно трудно стать монахом. Когда мне было пятнадцать лет, я пришел в Шаолинь, но я не смог сразу стать монахом, это не легко, так что вы должны очень этого захотеть. Сделать это трудно, потому что у монахов нет никакой причины поверить и принять вас только потому, что вы однажды появились здесь. Если хотите, чтобы Наставник Шаолиня принял вас, это займет время. Вы должны доказать монахам, что вы — хороший человек.

   А сколько прошло времени прежде, чем Вас приняли?

   Ши Янцзы: Мне повезло. Я был принят спустя шестнадцать месяцев. Первое время вы живёте в монастыре, вы не монах — послушник Шаолиня. Вы можете носить одежду монахов, но когда Шифу узнает вас действительно хорошо, он проверит вас, и затем возможно позволит стать монахом.

    Почему Вы решили стать монахом?

    Ши Янцзы: Когда я был ребенком, я любил спортивные состязания, боевые искусства. Моя мать — Буддист, так что в целом она была не против, но подобно всем матерям волновалась, что я собрался в монахи в таком молодом возрасте. Сначала она пробовала убедить меня не идти, но у меня ещё три сестры и четыре брата в моем семействе, так что я хотел идти и получить опыт, и я знал, что я хотел. Я сказал ей, что если мне не позволят уйти, тогда я не буду ничего делать (смеётся). Я попросил её поверить мне, и позволить мне идти.

    Ваши родители счастливы теперь, когда вы оказались в Великобритании?

    Ши Янцзы: Да, они очень счастливы, но успех не в наличии благополучной жизни, если в вашем кармане что-то гремит и вы богаты, но в вашей душе пустота, это не имеет смысла. Подобно, если вы богаты, но не здоровы, это тоже не хорошо. Для меня понимание отношений с другими людьми и вселенной так же важно, как и здоровье, сила тела, энергия. Это часть буддийской философии.

    Ваша мать волновалась, что выбранная жизнь будет трудна для вас? Судя по тому, что мы видели и слышали о Шаолине, путь может казаться весьма серьёзным испытанием. Это действительно необходимо?

    Ши Янцзы: Достижения технического прогресса не имеют значения для практики кунг-фу, так как кунгфу — это обучение вашего тела и сознания. Вы должны быть упорны, потому что обучение кунг-фу требует большой работы и настойчивости. Я обычно не говорю об этом (смеется) моим ученикам, если они имеют сильное желание, то продолжают заниматься. Вы должны также учиться у хорошего мастера, который мог бы преподать вам кунгфу. Это действительно важно.

    Много студентов или «учеников» уходят прежде, чем они стали монахами?

    Ши Янцзы: Это случается очень редко, потому что мастер выбирает учеников очень тщательно. Когда он видит вас впервые, он — уже на 70 % уверенный, являетесь ли вы тем кем нужно или нет. Впоследствии он проведет некоторое время с вами, и затем он будет знать на 100 %. Именно поэтому всё настолько строго. Мастер не хочет тратить впустую энергию или время. Если он преподает вам, то вы должны усваивать, иначе он не хороший мастер. Именно поэтому не легко стать монахом. Нужно всё сделать, чтобы мастер знал и доверял вам, вы должны открыть ваше сердце и быть честными, так что нужно учиться и иметь хороший характер.

    Сколько времени занимает путь от ученика к подлинному монаху?

    Ши Янцзы: Это зависит от ученика, нет никаких точных правил, сколько времени должно пройти. Как усердно вы трудитесь, как быстро вы меняетесь и заслуживаете доверие мастера — это ваша проблема, мастер только ждет. Это как яблоко: весной и летом мы все ждём, но осенью мы можем есть, никто не хочет есть прежде, чем плод созреет. Когда вы готовы, он сообщит вам. Вы можете узнать это только через опыт. Монах не только сидит в горах и созерцает, монахи понимают все. Он может не путешествовать в Лондон, но он знает, что основные вещи там те же самые, Буддизм позволяет знать ему это.

    Хотя у многих именно такой образ размышляющего монаха, блаженного, неосведомленного о мире вне храма.

    Ши Янцзы: Чтобы понять кое-что, вы должны почувствовать это лично. Я могу сообщить вам, что этот чай на вкус действительно хорош, но вы все еще не можете знать его вкус. Не лучше ли, если вы попробуете его сами? Вы не можете понять вкус на слух, вы должны использовать ваш язык и испытывать это непосредственно. Кунг-фу, как и Чань в целом, учит нас пробовать и делать — это живая практика. Если вы только читаете книги, смотрите часами фильмы, вы только изучаете, а не делаете, это — не реально, это ничто.

    Буддийская философия учит, что вы можете создавать среду вокруг вас вашими личными действиями.

    Ши Янцзы: Если вы помещаете хорошее семя в землю, вырастет тоже хорошее. Если вы делаете хорошие вещи, тогда добрая воля прибывает в вас, но для Чань Буддистов это не окончательная цель, это только маленький аспект. Большая цель состоит в том, что вы делаете что-то хорошее и не хотите ничего взамен, просто это не имеет значения, только делаете и всё. Видите что старушка падает — просто помогите ей. Если вы делали это только потому, что хотели что-то выгадать, — это эгоистично. Чань, идущий от вашего сердца, — это подлинное. Если вы понимаете Буддизм, то должны использовать это, чтобы развить ваше сознание, не нужно чтобы вами управлял некий закон, вы должны быть естественны.

    Что монахи думают о многочисленных фильмах о них?

    Ши Янцзы: Когда вы смотрите фильм, если вы знакомы с кунг-фу, то знаете, что реально, а что является спецэффектами, но идея, которую они пробуют показать, главным образом правильна. Кунг-фу не используется для борьбы, основная задача состоит в том, чтобы сделать ваше тело сильным, дать здоровье и энергию для практики Буддизма и помогать людям. В храме мастер может спросить вас, почему вы изучаете боевые искусства и если скажите, что хотите бороться, и у вас нет терпения, и характер не важный, тогда обучение не будет возможным для вас. Если ваш интерес только лишь внешний, и вы при этом не хороший человек, то никто не станет учить вас. В Китае это типичная вещь, хороший преподаватель никогда не возьмет в ученики плохого человека.

    Есть опасение, что со всеми туристическими поездками в Храм традиция будет потеряна, и подлинное искусство Шаолиня уйдёт.

    Ши Янцзы: Я так не думаю. Мой шифу — Настоятель Шаолиня Ши Юнсинь имеет хороший план, гарантирующий Шаолиню продолжение культурной традиции. Вокруг Храма будет что-то вроде естественного парка. Так что я думаю, что будет не хуже. Храм Шаолинь очень известен в мире и он только один. По этой причине туристы хотят посетить его, и наши двери открыты в течение дневного времени.

    Настоятель посылает монахов в мир, что является причиной этого?

    Ши Янцзы: Храм Шаолинь очень старый и его знания очень стары, но еще популярны и довольно сильно. Но Храм маленький и не достаточен для обучения людей. Мы хотим, чтобы Шаолинь развивался, и чтобы большее количество людей могло получить эти знания. Не нужно прятать хорошую вещь — лучше этим поделиться. Когда вы квалифицированы, чтобы преподавать, то должны преподавать. В Китае много монахов, которые могут преподавать, но ни на Западе, ни в Храме нет таких, кто может говорить хорошо по-английски. Ещё в храме я решил изучать английский язык, я знал основы ещё со школы, так что продолжил, использовал свободное время, чтобы изучать язык. Я знал, что много людей хотят изучать кунг-фу, но у них нет возможности, потому что нет хорошего мастера, и я понимаю это. Мой мастер понял моё желание отправиться в Европу, это хорошее место, чтобы послать меня для преподавания, потому что много людей из Европы посещают Храм и хотят учиться, я так же понимал по-английски. Но главное у меня был большой опыт кунг-фу, больший, чем у большинства монахов моего возраста.

    Расскажите поподробней о вашем опыте?

    Ши Янцзы: В Китае я выиграл двенадцать соревнований, это были и маленькие провинциальные соревнования, но также и восемь национальных соревнований. Так же два раза участвовал в международных, и оба раза побеждал. Я очень много и тяжело тренировался и делал быстрый прогресс. После того, как я начал обучаться, уже через три месяца пошел на городские соревнования и стал чемпионом, побил двух человек, опыт которых был около пяти лет. Благодаря этому, в Храме я стал известен своим саньшоу.

    А это действительно важно для Шаолиня?

    Ши Янцзы: Важно то, что для вас важно. Для жизни в Шаолине всё это не имеет значения. Я изучил саньшоу и цигун, узнал три или четыре метода, стальную голову, стальную руку… Эти методы очень полезны в реальной борьбе.. Я стал монахом в 1989, а принят в Храм в 1985 году. Когда я пошел на мое первое соревнование, я чувствовал, что возможно мой мастер не будет приветствовать это, но я хотел получить опыт реальной борьбы. Я не выбрал борьбу, которая была бы неправильна! Соревнование было дружеское мероприятие, и со своими правилами, я хотел стать чемпионом, только для того, что бы совершенствовать то, чему учился. Всё-таки сердце боевых искусств — саньшоу, свободная борьба.. Выступив на соревнованиях, я подтвердил свой опыт и получил полезный навык. То чему я научился в Храме Шаолинь, в течение многих лет, было проверено. Это заставляет меня чувствовать, что я не потратил впустую мои годы. А вообще это похоже на бутылку, если она полупустая, вы будете слышать плеск внутри, когда её трясёшь, если она полная, вы не услышите ничего, если вы хороши, то не должны кричать об этом, сообщая каждому, что вы — лучший.

    Вы упомянули о ваших навыках в цигуне, как вы развиваете внутреннюю энергию?

    Ши Янцзы: В Китае есть различные стили цигун. Некоторые — только для здоровья, другие активно используются в практике кунг-фу. В Шаолине есть семьдесят два способа цигуна, в кунг-фу ци используется для увеличения силы и защитных свойств тела. Чтобы обучиться этому нужно узнать различные типы дыхания и многое др., но некоторые люди не верят в цигун. Ваше тело похоже на фабрику, продукция которой жизнь. Как это происходит? Первая наиболее важная вещь — дыхание, потому что вы нуждаетесь в воздухе, другая — ци, она имеет разные проявления, и важно увеличивать и направлять её. Например, когда вы ударяете кулаком, то не должны вдыхать, вы выдыхаете. Когда практикуете, нужно вдыхать и выдыхать очень медленно, накапливать энергию, и затем быстро, чтобы использовать эту энергию. Упражняться медленно, но использовать быстро.

    Насколько важно состояние ума при упражнениях цигун?

    Ши Янцзы: Вы должны знать устройство вашего тела, сухожилий, кровеносную систему, цзин-ло, точки, — это основные вещи. После вы можете практиковать цигун, но очень важно иметь хорошего мастера, потому что это внутреннее искусство и можно навредить себе при неправильных тренировках, вы можете не увидеть этого. Я практикую «железную рубаху», так что я могу продемонстрировать свой цигун. Это даёт способность выдержать удары бревном в живот, вы можете пинать или ударять кулаком меня, не причинив никакого вреда. Это показывает внутреннюю ци, как она защищает. В кунг-фу практикуют внутренний и внешний цигун. Много людей концентрируются на каком-то одном, но для хорошего кунг-фу нужно практиковать оба, если вы хотите использовать цигун для самообороны.

    Существуют ли способы передачи ци?

    Ши Янцзы: Много людей не верят в эту технику, потому что не могут объяснить. Вы должны поверить в это, потому что ци это ваша составляющая. Используется мысль чтобы управлять этой энергией. В Храме мой мастер научил меня некоторым лекарственным снадобьям, которые применяются в практике цигун, а так же различным методам лечебного массажа. Я недавно помог человеку, у которого были проблемы с горлом и мое воздействие с помощью ци имело очень быструю реакцию, теперь он может глотать и говорить.

    Вы так же практикуете «железную ладонь»?

    Ши Янцзы: Да, я тренировал кулаки, руки и ноги так же, но я не занимался железной ладонью в течение долгого времени, потому что это — не очень полезно. Я использую мой кулак гораздо больше, и когда хочу блокировать, использую руку или ногу. Нужно усилить эти области, ребра и живот, так что я практикую «железную рубаху». Я выбираю стили, что бы усовершенствовать мои методы борьбы

    Почему монахи используют камни в тренировках?

    Ши Янцзы: Многие из методов, которые мы называем традиционными, используют каменные утяжеления, это просто потому, что у нас нет железных гантелей и штанг, хотя сейчас появились, но изначально применяли камни, это помогало развивать силу, но не так как в боди-билдинге. Нужна «живая» мощь, а не «мертвая» груда мускулов. Это означает, что сила должна быть гибка и быстра, это — не та же сила с помощью которой вы двигаете автомобиль.

    Некоторые люди считают, что Шаолинь кунг-фу теперь просто современный вид ушу, как вы ответили бы на это?

    Ши Янцзы: Многие люди в Китае используют слово ушу, это подразумевает какой-либо стиль, это может быть и современный спортивный и достаточно старый, но если вы говорите «Шаолинь ушу», то под этим подразумевается традиционное боевое искусство. Таким же образом Тай-цзи называется ушу, но вы-то знаете что это такое. В Китае, когда говорите «я учил ушу», они спрашивают «который стиль вы учили?». Я ответил бы — саньшоу. На Западе, ушу ассоциируется у людей с красивыми движениями, выстроенными в последовательности, акробатикой. Шаолиньское ушу или как говорят в монастыре «гун фу», является традиционным боевым искусством, и многие «крутые» движения, которые вы видите в фильмах и т. д., уходят корнями в традиционные формы, а многие взяты из спортивной акробатики.

    Каковы перспективы развития Шаолинь кунг-фу на Западе?

    Ши Янцзы: Это — важный вопрос. В 1998 году Настоятель решил посылать монаха в Англию, чтобы посмотреть насколько велик интерес. Будучи в Храме я уже преподавал ученикам из Европы. Я уважаю каждого, и каким я являюсь человеком, также важно как наличие хороших навыков в кунг-фу. Теперь, когда я работаю здесь, это несколько трудно, но я чувствую себя очень счастливым, потому что есть интерес к тому, что я делаю. Сейчас хорошее время для продвижения культуры Шаолиня, это не только кунг-фу, но и духовное развитие также. Если вы хотите начать преподавать людям это, не достаточно сказать «я хочу преподавать вам это», вы прежде должны заинтересовать их. Сегодня чемпионаты не интересуют меня, меня интересует больше моё духовное развитие.

    Насколько важно это развитие?

    Ши Янцзы: Для меня был большой вопрос, что делать после того, как я стал чемпионом. Я хотел знать, почему монахи действительно изучают боевые искусства, я сказал своему мастеру: «я чувствую, что я ничто» и это показалось ему интересным, он дал мне книгу, которую хранил для меня долгое время и почувствовал, что оно наступило, время чтобы дать это мне. Так я начал изучать Буддизм с самого начала, и затем понял, что практика боевых искусств помогает нам глубже понимать Чань, это и есть та самая цель. Например, чтобы практиковать боевые Искусства вы должны быть смелым, как вы можете защищаться, если вы испуганы? Это — также первая цель Буддизма, не бояться, преодолевать опасение. Опасение смерти, например. Вы родились, повзрослели, и в конце концов умираете, это нормально, этот цикл проходят все. Когда вы осознаёте это, становитесь спокойными. Когда вы спокойны, все становится ясным, вы можете учиться.

    Какое у вас мнение о иностранных учениках?

    Ши Янцзы: Я нахожу моих учеников действительно способными к обучению. Я провёл здесь почти два года, но преподавал только основы, и теперь мы перейдем к новой стадии, потому что сейчас они почти готовы. Им нравится изучать Буддистскую философию и медитацию. Я учу их не воспринимать Буддизм как религию, это больше похоже на философию, и реально помогает в нашей жизни, это даёт мир и спокойствие. Я также подчеркиваю, что кунг-фу это не простое обучение, потому что без трудностей вы не добьётесь успеха. Самая трудная вещь — это основы. Вы проводите много времени в растяжке, тренируете удар ногой, удары кулаком, подобно тому, как строите здание, вы должны сделать мощный фундамент. Нужно подготовить все материалы. Когда эта подготовка сделана, тогда процесс строительства здания будет очень быстрым. У меня есть ученики, которые пришли и сказали, что они «продвинутые», но у меня они стали новичками. Я попросил их не волноваться о потере лица.

    Какова ваша долгосрочная цель?

    Ши Янцзы: Есть планы построить в Лондоне Дхарма-центр. Мы имеем некоторую возможность, и я надеюсь, что скоро (возможно лето), я приглашу вас на открытие. Это будет постоянно работающий центр, где мы надеемся заниматься благотворительностью, преподавать Буддизм, Китайскую культуру, боевые искусства, живопись, и Китайский язык. А так же цигун, это будет настоящий культурный центр.

Интервью дано английскому журналу «Combat»