Ши Дэ Ян (мирское имя Ши Фанфэн), родился в 1967 г. в провинции Хэнань в уезде Тайкан.  Монах 31 поколения, ученик настоятеля монастыря Шаолинь Ши Су Си. Ши Дэ Ян один из известных мастеров ушу современного поколения монахов и пользуется большим уважением, имея множество восторженных почитателей, как в Китае, так и за его пределами. В начале 90-х гг. Дэ Ян являлся старшим тренером в Академии ушу монастыря Шаолинь, которой руководил Дэцянь. В настоящий момент Дэ Ян является старшим тренером группы монахов-бойцов шаолиньского монастыря, а также заместителем председателя исследовательского общества шаолиньцюань.

Фотография наставника шаолиньского монастыря Ши Дэ Яна

наставник шаолиньского монастыря Ши Дэ Яна

Корреспондент: Под чьим руководством вы начали изучать ушу? Кто был вашим наставником?

Ши Дэ Ян: Мне повезло, я с детства имел возможность обучаться у хороших мастеров и изучил множество стилей и направлений еще до того, как я пришел в Шаолинь. Но своим основным учителем я хочу назвать моего «шифу» — сегодняшнего настоятеля монастыря Ши Суси. Именно под его руководством я получил первые уроки того, что называется «истинной традицией» кунг-фу монастыря Шаолинь. Он заложил во мне основу и передал мне систему тренировок, которая издревле практиковалась здесь и которую я использую и по сей день.

Корреспондент: Правда ли, что тренировки в Шаолине очень тяжелы?

Ши Дэ Ян: Да действительно, тренировка кунг-фу нелегкое дело. Собираясь тренировать боевое искусство,  надо не бояться трудностей и страданий, привыкнуть к ежедневным тяжелым нагрузкам. Только такой человек может заниматься, если же человек не готов переносить страдания, он не должен приступать к изучению кунг-фу. Я думаю, что каждый, кто хоть немного знаком с боевыми искусствами, знает это. В начале тренировок многие молодые монахи зачастую теряют сон и аппетит, но занятия не прерываются и доходят иногда до 10 часов в сутки. Я бы сказал, что кунг-фу — это самая тяжелая работа.

Учитель Ши Дэ Ян демонстрирует стойку на посохе.

Учитель Ши Дэ Ян демонстрирует стойку на посохе.

Корреспондент: Наверное для вас было легко адаптироваться к шаолиньским тренировкам , т.к. вы уже имели некоторый опыт занятий?

Ши Дэ Ян: Да, можно сказать, я имел представление об ушу и уже знал «базовую работу» (цзипэнь гун).

Корреспондент: Т.е. в Шаолине вы начали тренировать более сложные техники?

Ши Дэ Ян: Дело обстоит не совсем так. В шаолиньском кунг-фу «база» — это основа, которой нужно овладеть для последующих многолетних занятий. С одной стороны «базовая работа» — это самое простое, но без нее у вас не будет почвы под ногами, необходимо время от времени ее поддерживать. Например: для того, чтобы построить дом — нужен фундамент и несущая конструкция (балки), если фундамент прочный, вы можете построить очень высокое здание. Это должен знать каждый, кто начинает заниматься Шаолинем. Хорошая и качественная проработка базовых принципов, техник и движений, вообще, одна из основных особенностей и достоинств Шаолиня. Ведь это монастырь и здесь нет нужды особенно торопиться.

Корреспондент: Какие стили вы изучали?

Ши Дэ Ян: Я изучал много стилей и направлений, сейчас даже трудно перечислить — сяохун, тахун, тунбэй, лохань и т.д… очень много. Но, в общем, я принадлежу к традиции южного двора.

Корреспондент: Какой из стилей вы предпочитаете?

Ши Дэ Ян: Лохань цюань и Сини цюань, а также то, что составляет основную особенность шаолиньской тренировки — стили шеста, такие как Иньшоу кунь, Фэнмо кунь, Шаохуо кунь и т.д.

Фотография шаолиньского монаха

Корреспондент: А стиль 5 зверей?

Ши Дэ Ян: Да, конечно, стиль 5 зверей, мы также называем «стиль 5-ти драгоценностей» и монахи очень дорожат этим стилем и это также одна из особенностей Шаолиня. Но хочу отметить , что шаолиньское кунг-фу, очень извращается за пределами Сун Шань, я много видел подделок под шаолиньский кулак, выдающих себя за «подлинный» Шаолинь. Конечно в Китае много выдающихся мастеров и стилей кунг-фу и здесь нужно сказать, что есть «внешний Шаолинь» — это ушу, которое функционирует за пределами монастыря со множеством своих особенностей, а есть «внутреннее» шаолиньское ушу, передается только среди самих монахов внутри монастыря. И с ним знакомы только те, кто занимался непосредственно у них. Несмотря на то, что сейчас монастырь окружен множеством спортивных школ , а само ушу широко рекламируется, проводятся соревнования и показательные выступления традиция «внутреннего» ушу существует совершенно отдельно от этого, и ни в коем случае не подлежит повсеместному показу и коммерческому использованию.

Корреспондент: Во время путешествий по Китаю, я столкнулся с тем, что, несмотря на широкую популярность монастыря и то, что шаолиньским кунг-фу занимается огромное количество человек, монастырское ушу практически не известно.

Ши Дэ Ян: Да, несмотря на большую популярность шаолиньского ушу во всем мире, я считаю, что настоящая традиция, в общем-то, неизвестна. Даже здесь, в Азии, несмотря на свое сильное влияние, «реальный Шаолинь» мало распространен, тем более за ее пределами. Хотя, надо сказать, что в последнее время предпринимается довольно много успешных попыток передачи шаолиньской традиции как в Китае, так и за рубежом. Команда наших монахов очень часто выступает в разных странах и также обучает желающих, все это способствует распространению.

Корреспондент: Но ведь бытует мнение, что шаолиньское кунг-фу очень закрытая вещь и многие секреты, хранящиеся в недрах монастыря, не подлежат распространению?

Ши Дэ Ян: Монастырь Шаолинь и его боевое искусство насчитывает около 1500 лет истории, и естественно за такое огромное количество времени тренировок было накоплено много приемов, стилей и методических знаний. Можно сказать, что сейчас Шаолинь обладает уникальной коллекцией древних знаний. Все это очень трудно оценить и охватить, даже не только начинающему. Конечно же, достижения, которые хранят старые мастера, не особенно распространяются в широкие массы. Но «секрет» или «тайна» Шаолиня связана скорее, не с желанием чего-то спрятать или утаить, а с недостатком уровня ученика. Т.е. познание секретов — это всего лишь вопрос уровня, чем дальше вы занимаетесь, тем больше вы открываете новых возможностей, обретаете новое понимание. Можно сказать, что процесс этот в Шаолине бесконечен. Здесь самое трудное – это приблизиться к уровню древних мастеров, т.к. среди современных занимающихся мало способных переносить все тяготы и страдания многолетних тренировок и укреплять свой дух в соответствии с заветами старых учителей. И все же, я думаю, что независимо от страны и национальности, китайцы, мы или иностранцы — мы живем на одной земле, в едином мире, и все мы обязаны бережно относиться к наследию предков. Древняя традиция шаолиньского кунг-фу полторы тысячи лет развивалась и передавалась шаолиньскими монахами «от сердца к сердцу». Но сейчас не обязательно становиться монахом, чтобы изучать кунг-фу, мы открываем возможности всем, мы готовы передавать знания всем, кто искренне желает практиковать Шаолинь независимо от нации или положения в обществе.

Корреспондент: Т.е. вы считаете, что шаолиньское кунг-фу принадлежит всему человечеству?

Ши Дэ Ян: И только так! Боевое искусство Шаолиня происходит отсюда, из провинции Хэнань, уезд Дэнфэн, монастырь Суншань Шаолиньсы, и в том, что оно получило широкую известность заслуга не моя лично и не моего учителя, а многих и многих поколений монахов — величайших мастеров ушу. Поэтому, сейчас я могу сказать, что шаолиньское кунг-фу принадлежит не только мне, моим братьям или нашим учителям, оно принадлежит всему человечеству (Так много людей и мастеров было причастно к его созданию!). Это мое главное убеждение, которое я постоянно подчеркиваю во время зарубежных встреч.

Корреспондент: Очень часто задают вопрос — как случилось, что буддийские монахи, которые исповедуют заповедь «неубиения живого» (ахимсы), все же занимаются боевым искусством? Я часто встречал в других буддийских монастырях отрицательное отношение к Шаолиню, здешних обитателей считают жестокими и недостойными представителями Учения.

Ши Дэ Ян: Совсем не так! Ведь цель шаолиньского кунг-фу, вовсе не в убийстве живого и даже не в обороне или самообороне, эти вещи, вообще, не касаются буддийских монахов. Цель ушу — прежде всего в раскрытии себя и укреплении духа и тела. Великий Учитель и основатель шаолиньского боевого искусства Дамо провел 9 лет в непрерывной медитации в пещере на горе, для сохранения тела он практиковал упражнения цигун, укрепляя внешнюю и внутреннюю систему организма. Эти упражнения он в последствии передал монахам Шаолиня, и из этих движений возникло потом то, что теперь мы называем «шаолиньский кулак» (стиль).Т.о. упражнения монастыря Шаолинь, в самой своей основе, конечно же не имели боевой направленности, как это думают люди не знакомые с подлинной традицией Шаолиня. И вначале, это отнюдь не называлось «боевым искусством». Сам термин «ушу» — это современное название, в древности так не говорили, то, чем занимались монахи раньше, называлось «гун» — работа. Однако, впоследствии, в результате смут и общественных потрясений, которых случалось немало в истории Китая, а также в периоды борьбы за независимость страны, монахи, для защиты монастыря и своего народа, стали применять шаолиньский кулак и обучать ему других. Т.е. монахи просто зачастую были вынуждены применять свое искусство, защищая себя и других, но вовсе не из-за желания причинить вред. Одно из главных правил Шаолиня гласит: монах не должен открыто демонстрировать свое умение или применять его в целях нападения, а реагировать только на ситуацию, в которой есть прямая угроза для его жизни или жизни его собратьев, мы в буддизме считаем данную жизнь, данное перерождение — большой драгоценностью и редкой возможностью достичь просветления. Т.о. монах действует только лишь для предотвращения насилия.

Корреспондент: Сейчас Шаолинь стал очень известным и посещаемым местом, здесь ежедневно бывают сотни и тысячи туристов. Как вы думаете, не мешает ли это практике монахов?

Ши Дэ Ян: Ну, все это не так уж плохо, ведь жизнь меняется, общество развивается по своим законам. Я уже говорил, что шаолиньское кунг-фу — создание многих поколений и сейчас оно принадлежит всем, сейчас это уже факт общечеловеческого наследия , поэтому я как монах не считаю необходимым запрещать одному и разрешать другому . Святые места нужны для того, чтобы сделать лучше жизнь всего человечества. То же самое и шаолиньское кунг-фу , почему мы должны кому-то запрещать смотреть или изучать его. Конечно, практика кунг-фу требует самостоятельной сосредоточенной работы вдали от суеты мира, но монахи Шаолиня находят возможности для занятий.

Фотография шаолиньского наставника Ши Дэ Яна

Корреспондент: Т.е. вы считаете, чтобы как можно больше людей приобщалось к системе шаолиньских боевых искусств?

Ши Дэ Ян: Да, конечно, нужно, чтобы все больше людей приезжало сюда изучать кунг-фу, знакомиться с историей Шаолиня и чань-буддизма, да и просто посмотреть на монастырь, посетить святые места. Я надеюсь, что тогда и для общества в целом будет лучше.

Корреспондент: Говорят, что шаолиньская традиция утрачивается, многие мастера уносят с собой тайны Шаолиня, многое утеряно?

Ши Дэ Ян: Это верно, и мы все очень сожалеем об этом. Многое из наследия Шаолиня утеряно безвозвратно, до нас дошли легенды о чудесных умениях мастеров прошлого, но техники уже неизвестны. Заботясь о сохранении традиции в 84-85 г. мы создали Центр исследования и реконструкции шаолиньского кунг-фу при монастыре. С другой стороны здесь было создано такое количество тайных приемов, достижений цигуна и медитации, что ни один человек не сможет освоить это в течение одной жизни. Слишком уж глубоко и обширно кунг-фу монастыря Шаолинь. Существуют и «секреты» сегодняшних дней , есть, т.н. раздел техники называемый «нэй цзя цюань» — внутренняя традиция, или «кань цзя цюань» — семейная традиция, который бережно передается тем, кто уже имеет достаточный опыт знаний и кто причастен к «внутренней передаче» Шаолиня. В то же время всегда было множество вещей, о которых ходили удивительные слухи, но монахи отказывались их демонстрировать. Это порождало легенды, домыслы и собственные изобретения. Глубина и мастерство традиции, согласно канонам Шаолиня и правилам чань должны открываться лишь достойным, серьезно настроенным людям.

Фотография наставника Ши Дэ Яна

Провинция Хэнань, уезд Дэнфэн, монастырь Суншань Шаолиньсы, приемная учителя Ши Дэ Яна.
5 декабря
1996 г.