Выражая себя, цветок источает
свое неповторимое благоухание.
Каллиграфия- это цветок души человека. 

Ханда Сюко,
японская поэтэсса и каллиграф

Фотография иероглифов, кисти и чернильницы

каллиграфия — трудная наука, в которой нет предела совершенству!


«….В основе каллиграфии лежит природа, а в ней всё рождается от превращений женского начала (инь) и мужского (ян). Именно в этих превращениях созидаются, выкристаллизовываются формы. Скрытая в кисти, затаившаяся в её кончике сила (энергия ритмов инь-ян) находит завершение в иероглифе, отливается в изящное, красивое. Если она возникла и проявилась, её невозможно остановить, если же она ускользает, тает, теряет свои очертания, её уже нельзя задержать…» (из древнекитайских трактатов по каллиграфии).

Каллиграфия – искусство изображения слова. Это нечто среднее между рисунком и письмом. Изображенные на листах бумаги или шёлка иероглифы выполняют функцию картины – доставляют эстетическое наслаждение и несут определённый смысл.

Во всех первобытных культурах понятия “писать” и “изображать” были идентичными. Информацию передави не буквы и слова, а картинки.  В дальнейшем рисунки схематизировались, становились не изображением предметов, а упрощенными знаками, обозначающими эти предметы. У китайцев такими знаками стали иероглифы, представляющие собой совокупность письма и живописи, слова и рисунка, понятия и его обозначения. А так как в древнем Китае написанное ценилось куда больше произнесенного,  то искусство написания слов трудолюбивые и терпеливые китайцы довели до совершенства и возвели в культ. Так в мире появилось одно из самых изящных искусств – каллиграфия.

Каллиграфия — искусство, к которому в Китае человек приобщается раньше, чем к любому другому. Обучая ребенка грамоте, одновременно с ним начинают заниматься каллиграфией не только, чтобы облегчить процесс запоминания трудных и многочисленных иероглифов, но и чтобы заложить основы эстетического вкуса, пробудить способность к восприятию искусства и самостоятельному творчеству. Культурный «багаж», обретенный в детстве, будет служить человеку всю жизнь.

Каллиграфию называют беспредметной живописью и беззвучной музыкой.
А еще говорят, что каллиграфия — это танец без исполнителя, архитектура без конструкций и стройматериалов.

Такие восхищенные эпитеты — дань преклонения перед Искусством с большой буквы. Каллиграфия внешней формой и внутренними свойствами, комбинацией и приемами наложения черт одновременно предметно и абстрактно отражает такие важные атрибуты красоты формы, как сбалансированность, пропорциональность, варьирование высотой и размерами, связность, параллелизм,  движение  и статичность, изменчивость, гармония и др. Потому-то каллиграфия является ключом ко многим другим родственным видам искусства, которые, апеллируя к каллиграфии, черпают в ней свое вдохновение.

Ритм — главный атрибут как музыки, так и каллиграфии. В чертах иероглифа варьируется толстое и тонкое,легкое и тяжелое, квадрат и круг, кривое и ровное, густота и бледность туши, что создает яркий ритмический рисунок, аналогичный пульсирующему музыкальному ритму. И каллиграфия, и музыка способны передавать сильные душевные переживания автора или исполнителя. Неудивительно, что каллиграфическое произведение во все времена сравнивали с «песенными переливами» либо «чарующей мелодией, рождаемой пальцами музыканта». Каллиграфия, как и танец, требует красоты формы и движения. Оба они обладают характеристиками и пространственного, и временного искусства, не случайно говорят, что каллиграфия и танец взаимно обогащают друг друга. Ярким примером служат произведения танского каллиграфа Чжан Сюя, несравненного мастера скорописи куанцао, которые просто переполняют буйная фантазия и движение.

китайская калиграфия в стиле куанцао

Чжан Сюй. Фрагмент работы
в стиле куанцао «Четыре древних стиха»; дин.Тан

Говорят, что Чжан Сюй был большим поклонником таланта придворной танцовщицы госпожи Гунсунь, родоначальницы знаменитой школы «танца с мечом». Выразительность танца госпожи Гунсунь вдохновляла Чжан Сюя на создание неподражаемых каллиграфических работ. Одухотворенность танца, передающего радость и горе, гнев и томление, страсть и дерзновенный экстаз, достигается за счет отточенных ритмичных движений. Скоропись Чжан Сюя, стихи Ли Бо и танец с мечом в исполнении Пэй Минь танский император Сюаньцзун гордо величал «тремя совершенствами». Один из немногих шедевров, доставшийся благодарным потомкам в наследство от Чжан Сюя, — произведение в стиле куанцао под названием «Четыре древних стиха» («Гу ши сы те»). «Перетекающие» из одного в другой иероглифы в вертикальной строке создают кажущуюся видимость одного единственного знака, непрерывной, стремительно кружащейся ленты. Еще одна яркая особенность работы — то, что все иероглифы сильно разнятся между собой по разреженности и плотности.

В 80-е гг. минувшего века один из пекинских телеканалов показал телефильм «Танец туши». На голубом экране чередовались каллиграфия и хореография: сначала каллиграфически выполненные иероглифы, затем танец, повторяющий их форму и передающий смысл. Плавные и изящные движения танцовщика под переливы музыки переносили зрителей в мир чудесных фантазий. Танец объяснял и оттенял каллиграфию, а каллиграфия объясняла и оттеняла танец.

Еще теснее связана каллиграфия с китайской традиционной живописью гохуа. Каллиграф и художник используют одинаковые инструменты — кисть и бумагу сюаньчжи — лучший сорт бумаги, гордость провинции Аньхуэй. Разница лишь в том, что каллиграфы пользуются исключительно черной тушью, а художник — разными цветами. Нередко каллиграфия и живопись встречаются в одном произведении. На вернисажах каллиграфические работы и живопись часто выставляются вместе, да и в книжных магазинах они обычно соседствуют в одном торговом зале. Для большей выразительности на картине специально оставляют место для стихотворения или изысканного изречения. Разумеется, если в роли автора поэтических строк выступает сам художник, художественная ценность картины взлетает еще выше. Искусство сочетать живопись, поэзию и каллиграфию в одном произведении получило название исян — «образ вдохновенной мысли». В прежние времена того, кто в совершенстве владел искусством исян, называли мастером санъцзюэ, т. е. мастером «трех совершенств».

Изображение исян - искусства сочетать живопись, поэзию и каллиграфию в одном произведении

исян — искусство сочетать живопись, поэзию и каллиграфию в одном произведении

Среди общих правил живописи и каллиграфии первое и самое важное – это гармония духа и рождение движения. Это очень важно – ощущение движения.  Каллиграфия – это не только искусство идеального написания слов, но и искусство идеального духа. Красиво написанный иероглиф или строка свидетельствовали о красоте мысли и духа. По качеству почерка угадывался не только уровень образования пишущего, но и его характер и нравственные качества. И если потерять голову от портрета незнакомки – это такая европейская романтика, то влюбиться по почерку – это уже восточная реальность.Изображение китайской калиграфии